Найдено по запросу: Веб-страницы. Название группы - ���������������� ����������

Содержание :

Дорогие друзья!

В 2018 году государственная архивная служба России отмечает свой 100-летний юбилей. Хотя до юбилейной даты еще полгода – Совет Народных Комиссаров принял декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» 1 июня 1918-го, мы открываем череду праздничных мероприятий уже сегодня и предлагаем вашему вниманию проект «Раритеты РГАЛИ».

Каждую неделю в течение этого года мы будем публиковать на нашем сайте краткие иллюстрированные рассказы о самых ценных и интересных документах из собрания архива. Автографы Н.М. Карамзина, А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, А.А. Блока, О.Э. Мандельштама, А.А. Ахматовой, Б.Л. Пастернака, уникальные фотографии, нотные рукописи, рисунки выдающихся художников прошлого и многие другие документы из «золотого фонда» русской культуры XVIII – XX вв. составят своего рода виртуальную выставку сокровищ РГАЛИ.

Мы надеемся, что среди этих публикаций каждый найдет для себя что-то по-настоящему новое и интересное. И первая из них посвящена автографу стихотворения А.С. Пушкина «Веселый пир».

 

Пушкин А.С. «Я люблю вечерний пир…»

Ф. 1336. Оп. 1. Ед. хр. 76. Л. 15.

 

Основная часть дошедших до нашего времени автографов Александра Сергеевича Пушкина хранится, как известно, в Пушкинском доме в Санкт-Петербурге, где они целенаправленно собирались в течение многих лет. Но и РГАЛИ является счастливым обладателем 13 рукописей, писем и рисунков поэта, поступивших в составе архива рода Вяземских («Остафьевский архив»), переданных И.С. Зильберштейном и др.

Представленное стихотворение записано Пушкиным в альбом его приятеля, члена общества «Зеленая лампа» Михаила Андреевича Щербинина. Кроме него, в этот массивный альбом в красном кожаном переплете поэт вписал и посвящение его хозяину, начинавшееся словами:

 

Житье тому, любезный друг,

Кто страстью глупою не болен,

Кому влюбиться недосуг,

Кто занят всем и всем доволен…

 

Щербинин, «резвый друг забавы», был, по определению В.В. Вересаева, истинным сибаритом и эпикурейцем, весело проводившим время в кругу петербургской золотой молодежи. Уволившись в 1824 г. с военной службы, он поселился в своем харьковском имении Елизаветполь. «Когда Щербинин, — пишет Вересаев, — задавал какой-нибудь пир или особенно тонкий обед, он, чтобы покрыть расходы, вырубал в Елизаветполе несколько десятин леса. Когда он пригласил Пушкина (вероятно, в Москве или в Петербурге) отведать своих пулярок, своей спаржи, своих трюфелей, Пушкин шутя возразил, что это, в сущности, сосенки Щербинина, его березки и дубки».

Содержание :

5 июля 1789 года родился писатель, журналист, литературный критик и издатель Фаддей Венедиктович Булгарин (урожденный Ян Тадеуш Кшиштоф  Булгарин), небольшой архивный фонд которого хранится в РГАЛИ. К этой дате мы публикуем автограф его стихотворения «Уж двадцать дней прошло, как Греч...», написанного 6 декабря 1827 года.

В истории русской литературы найдется немного людей, чье творчество и общественную деятельность современники и потомки оценивали бы насколько по-разному. Причиной тому была богатая событиями жизнь Ф.В. Булгарина. Сын поляка и ярого республиканца, сосланного в Сибирь, Булгарин долгие годы состоял в тесных отношениях с Третьим отделением и выполнял поручения тайной полиции. Будучи выпускником Сухопутного шляхетского кадетского корпуса и офицером русской армии, вступил в армию Наполеона, пришел с ней в Россию, а во время отступления французов попал в плен. Покровительствуя поначалу молодым писателям, среди которых были А.С. Грибоедов и Н.В. Гоголь, незадолго до восстания 14 декабря 1825 года дал полиции подробное описание В. К. Кюхельбекера, считавшего его своим другом. А.С. Пушкин, поначалу относившийся к Булгарину с уважением, после разгрома восстания декабристов стал его непримиримым врагом и посвятил ему немало едких строк и эпиграмм.

Ф.В. Булгарин. «Уж двадцать дней прошло, как Греч...». Стихотворение, посвященное Н.И. Гречу. 6 декабря 1827 г. Автограф. РГАЛИ. Ф. 1231. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 1.

Ф.В. Булгарин. «Уж двадцать дней прошло, как Греч...». Стихотворение, посвященное Н.И. Гречу. 6 декабря 1827 г. Автограф. РГАЛИ. Ф. 1231. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 1об.

Но несмотря ни на что, никто, кажется, не решится оспаривать действительные заслуги Ф.В. Булгарина перед русской словесностью и журналистикой: именно он стал основоположником сразу нескольких новых жанров в русской литературе, создал вместе с Н.И Гречем первую в России частную газету «Северная пчела», редактором которой оставался больше 30 лет, издавал первый отечественный театральный альманах «Русская Талия», в котором напечатал отрывки из «Горя от ума»…

«Замечено и как бы принято в литературе, что бранят писателя, когда он находится в живых, пока он действует на своих современников, на соперников, на врагов. По смерти же выставляют обыкновенно хорошие его стороны, забывают слабости, прощают ошибки, промахи, даже дела непохвальные. Замечательно, что Булгарину выпала противоположная участь: при жизни одни его хвалили, другие терпели, третьи ненавидели, многие спорили, бранились с ним, но безусловно его не поносили, разве в ненапечатанных эпиграммах. Видно, боялись его колкого, неумолимого пера. Но по смерти сделался он предметом обшей злобы и осмеяния. Люди, которые не годились бы к нему в дворники, ругают и поносят его самым беспощадным, бессовестным образом», - писал о нем Н.И. Греч в своей книге «Записки о моей жизни».

Скончался Ф.В. Булгарин, разбитый параличом и почти забытый всеми 13 сентября 1859 года.

Содержание :

Сегодня исполняется 108 лет со дня рождения русского советского писателя, поэта и журналиста Александра Трифоновича Твардовского. К этой памятной дате мы представляем в рубрике «Раритеты РГАЛИ» автограф самой известной его поэмы «Василий Тёркин».

Фотография А.Т. Твардовского. 1930-е гг. РГАЛИ. Ф. 1334. Оп. 1. Ед. хр. 1544. Л. 1.

Поэма «Василий Тёркин», написанная Твардовским во время Великой Отечественной войны, стала, наверное, самым известным его произведением. Публиковалась она по мере написания глав в газете Западного фронта «Красноармейская правда» и была невероятно популярна на передовой. Благодаря «Тёркину» поэт стал культовым автором военного поколения. Примечательно, что в этой поэме, в отличие от большинства произведений тех лет, полностью отсутствует идеологическая пропаганда, не упоминается ни Сталин, ни партия.

А.Т. Твардовский. Поэма "Василий Тёркин". Глава XVI. 1940-е гг. Автограф. РГАЛИ. Ф. 618. Оп. 2. Ед. хр. 984. Л. 1,2,3.

Автор иллюстраций к «Василию Теркину» народный художник СССР О.Г. Верейский вспоминал о Твардовском: «Несмотря на удивительную молодость, он выглядел и держался так, что никому и в голову не приходило на первых порах называть его Сашей, как это было принято у нас и как некоторые уже звали его за глаза задолго до первой встречи.

Фотография А.Т. Твардовского. 1946 г. РГАЛИ. Ф. 3149. Оп. 1. Ед. хр. 487. Л. 1.

Каждый, кто хотя бы раз в жизни встречался с Александром Трифоновичем, знал за ним эту удивительную особенность — воздвигать невидимую стену между собой и собеседником, не допускавшую фамильярности, дурного панибратства. <…> Это не было ни высокомерием, ни в малой степени ощущением своей отмеченности и значительности. Тем более что проявлялось это свойство часто в отношениях с людьми высокого положения или обладающими общепризнанной известностью. Он любил поговорку: “Каждый задаётся на столько, на сколько ему не хватает разума”. А уж разума ему было отпущено с лихвой.

Фотография А.Т. Твардовского. 1946 г. РГАЛИ. Ф. 1334. Оп. 1. Ед. хр. 1544. Л. 2.

 

Когда мы узнали его поближе, мы поняли, что эта кажущаяся суровость, строгость — некий щит, под прикрытием которого он неторопливо изучает тех, с кем его свела судьба. Александр Трифонович нелегко сходился с людьми. Но, испытав к кому-нибудь доверие, он прочно закреплял своё доброе, хотя и требовательное, отношение к нему. И тогда он позволял себе раскрыть те черты, какие скрывались до поры за так называемым “непроницаемым” щитом. Я не берусь перечислять эти черты его сложного характера, хочу только отметить и застенчивость, и способность по-детски удивляться, радоваться или огорчаться. Не всем дано сохранить до седых волос детскую душу. Она была до самой смерти у Александра Трифоновича Твардовского. Те немногие, кого он называл своим другом, знали устойчивость, прочность его дружбы».

Содержание :

Сегодня день памяти замечательного русского драматурга, члена-корреспондента Петербургской Академии наук, основоположника современного русского театра Александра Николаевича Островского. К этой памятной дате мы представляем в рубрике «Раритеты РГАЛИ» документальные материалы из его личного фонда.

 

Фотография А.Н. Островского. [1870-е]

РГАЛИ. Ф. 362. Оп. 1. Ед. хр. 91. Л. 1.

 

Детство и часть юности будущего драматурга прошли в Замоскворечье. Здесь Островский наблюдал типажи, образ жизни и купеческий быт, которые впоследствии описал в своих сочинениях.

В 1849 году пьеса «Свои люди – сочтемся!» принесла Островскому признание и успех. За свою творческую жизнь он создал множество произведений, которые стали классикой драматургии: «Доходное место», «Гроза», «На всякого мудреца довольно простоты», «Лес», «Волки и овцы», «Женитьба Бальзаминова» и многие другие.

Пьеса в пяти действиях «Доходное место» появилась в непростой для Островского момент - автор лежал с переломами после несчастного случая: во время поездки к Волге, лошади, запряженные в тарантас, понесли, а сам тарантас перевернулся. «Доходное место» впервые было напечатано в 1856 году в журнале «Русская беседа». Но цензура к постановке в театре его не допустила. Только через шесть лет зрители увидели пьесу в постановке Александринского театра в Петербурге и Малого театра в Москве.

 

А.Н. Островский. «Доходное место». Комедия в 5-и действиях. Автограф.

РГАЛИ. Ф. 362. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 1.

 

Другая пьеса Островского «За чем пойдешь, то и найдешь», более известная под названием «Женитьба Бальзаминова», тоже прошла непростой путь к сцене. Она была написана в 1861 году и опубликована в журнале Ф.М. Достоевского «Время». Но попытка поставить ее в театре встретила сопротивление литературно-театрального комитета, который вынес свою жесткую резолюцию: «Не одобряется к представлению». Лишь с привлечением прессы удалось отстоять постановку. Премьера состоялась 1 января 1863 года в Александринском театре в Петербурге, а спустя две недели – в Малом театре в Москве.

 

А.Н. Островский. «За чем пойдешь, то и найдешь» (Женитьба Бальзаминова. Картины московской жизни.)». Комедия. [1861-1882] Автограф.

РГАЛИ. Ф. 362. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 1. 

 

В 1865 году Островский создал артистический кружок. Он считал, что русскому театру необходимы реформы, сформировал новую школу реалистической игры, ввел понятие «четвертая стена», которая отделяла зрителей от актеров. Его театр отличался особым отношением к тексту. По мнению Островского, в самой пьесе заложены и трактовки ролей, и необходимые режиссерские приемы, и даже оформление сцены. Необходимо максимальное внимание к авторскому тексту, поскольку действие держится на разговорах персонажей. «Люди ходят смотреть игру, а не самую пьесу — её можно и прочитать», - считал драматург.

 

Александр Островский скончался 14 июня 1886 года в имении Щелыково (Костромская область) и был похоронен на местном кладбище.

Содержание :

28 мая 1877 года родился русский поэт, художник и общественный деятель Максимилиан Волошин. Его личный фонд в РГАЛИ невелик – чуть больше 50 единиц хранения, но в нем есть и автографы его стихов, и письма, и фотографии, и многочисленные рисунки. Несколько его акварелей мы представляем сегодня в рубрике «Раритеты РГАЛИ».

 

Максимилиан Волошин. Морской пейзаж. 28 февраля 1924 г. Бумага, акварель.

В левом нижнем углу дарственная надпись автора: «Максимилиан Волошин милой Софье Захаровне», в правом нижнем углу авторская дата.

РГАЛИ. Ф. 102. Оп. 2. Ед. хр. 6. Л. 2.

 

Максимилиан Волошин. «Марный день прилег на дно долины, А в лазури облако цветет». Пейзаж Коктебеля. 20 мая 1925 г. Бумага, акварель.

В левом нижнем углу дарственная надпись автора:"Дорогой Софье Захаровне с глубокой любовью Максимилиан Волошин", в правом нижнем углу авторские дата и название

РГАЛИ. Ф. 102. Оп. 2. Ед. хр. 6. Л. 4

 

«Я познакомился с Максом в Париже, в облике и в бытовых условиях “студента”. Это был безбородый, благодушный, очень полный, очень еще юный человек. Изощреннейший эстет, он был известен как превосходный знаток (на чисто русский лад) французской литературы, которую он знал не только по ее широким проспектам, но и по всевозможным закоулкам, а то и тупичкам.

Впоследствии же, после целого периода его жизни, во время которого он весь ушел в теософию и даже собственными руками принимал участие в сооружении теософического храма, Волошин совершенно преобразился. Он оброс бородой и превратился из плотного, с наклонностью к тучности юноши в коренастого, зрелого мужа. Тогда и сформировался как настоящий стиль его поэзии, так и тот внешний облик, который, вероятно, и останется за ним — наподобие того, как Гёте мы себе представляем всегда по портрету Тишбейна, а Гюго в образе седовласого дедушки».

 

(Из воспоминаний о Максимилиане Волошине Александра Бенуа, опубликованных в сборнике «Воспоминания о Максимилиане Волошине» - М., 1990 г.)

 

Максимилиан Волошин. Пейзаж Коктебеля. 7 июня 1928 г. Бумага, акварель.

В нижней части листа дарственная надпись: «М W , Милому Але – Макс и Маруся память о Коктебеле всегда ему дружественном и ему радушно радующемся», в правом нижнем углу: «19 7/VI 28».

РГАЛИ. Ф. 102. Оп. 2. Ед. хр. 6. Л. 10

 

Максимилиан Волошин. Пейзаж Коктебеля. 28 сентября 1928 г. Бумага, акварель.

В левом нижнем углу авторская дата и подпись. В правом нижнем углу дарственная надпись: «Милому Але, которого я особенно полюбил за этот двенадцатый год нашего знакомства Макс».

РГАЛИ. Ф. 102. Оп. 2. Ед. хр. 6. Л. 11

Содержание :

16 мая исполнилось 108 лет со дня рождения поэтессы, драматурга, журналиста Ольги Федоровны Берггольц. Ее огромный творческий архив хранится в РГАЛИ и насчитывает более 1400 единиц хранения – рукописи, фотографии, переписку и, конечно, бесценные дневники.

Фотография Ольги Федоровны Берггольц. 1940-е годы.

РГАЛИ. Ф. 1334. Оп. 1. Ед. хр. 424. Л. 1

«Она была ленинградской, питерской по самой своей душевной природе. Она родилась здесь, в 1910 году, в семье врача за Невской заставой. И жизнь подарила ей всё, что только можно пожелать: обаяние и страсть, талант и душу, золотую косу до пят и глаза как проруби. Ей можно было бы стать княжной, а она стала комсомолкой. Таков уж был у неё характер, отвечающий характеру времени.

И подвиг её поэтической души, совершённый ею в дни и часы трагических испытаний, был не только её подвигом – он вырастал в нечто большее, он становился символом, двигательной энергией, поднимающей человеческие души на общий подвиг Жизни.

Поэтому, наверно, всё, что она делала во время блокады, всё, что она писала, всё, что она говорила в микрофон, осталось не только как документ, нет, это вcё живо в самом воздухе мужества и беспокойства, которым дышит понимающий существо жизни Человек».

(из воспоминаний Михаила Дудина об Ольге Берггольц, опубликованных в альманахе «День поэзии» в 1976 году)

 

Рукопись стихотворения «Маленькую ласточку из жести ленинградцы носят на груди...». Автограф.

РГАЛИ. Ф. 2888. Оп. 1. Ед. хр. 57. Л. 12.

Рукопись стихотворения «У Земли». Автограф. 1927 г.

РГАЛИ. Ф. 2888. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 1.

Содержание :

К 73-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне мы публикуем в рубрике «Раритеты РГАЛИ» архивные материалы молодого поэта Николая Петровича Майорова, ушедшего на фронт 22-летним студентом истфака МГУ и – одновременно – Литературного института им. Горького.

 

Фотография Н.П. Майорова (слева) в группе со школьным товарищем. 1938 – 1939 гг. РГАЛИ. Ф. 2100. Оп. 4. Ед. хр. 7. Л. 1.

 

Стихи он начал писать еще в детстве, а, учась в университете, посещал поэтические семинары И.Л. Сельвинского и П.Г. Антокольского, которые высоко оценили талант молодого автора.

 

Шеберстов Н. Портрет Н.П. Майорова. 1930-е гг. Бумага, акв.

РГАЛИ. Ф. 1346. Оп. 4. Ед. хр. 101. Л. 2.

 

Но вскоре началась война, и жизнь талантливого, совсем юного человека оборвалась 8 февраля 1942 года у деревни Баранцево Смоленской области. Последним пристанищем молодого поэта стала братская могила.

 

Заявление Николая Майорова с просьбой принять его в Литературный институт им. Горького. [1938 г.] Авт.

РГАЛИ. Ф. 632, оп. 1, ед. хр. 4055, л. 1.

Чемодан с его рукописями, очевидно, оставленный на хранение московским знакомым перед уходом на фронт, пропал, а вместе с ним пропали почти все довоенные произведения Николая Майорова. Из его творческого наследия в РГАЛИ сохранились лишь отдельные машинописные копии стихов, отосланные в редакции журналов, и три рукописные тетради, переданные в наш архив в 1960 году сестрой Михаила Кульчицкого, товарища Н.М. Майорова по семинару Антокольского в Литинституте.

 

Майоров Н.П. «Девушке». Стихотворение из тетради «Ухабы». 16 декабря 1935 – 28 апреля 1936 гг. Автограф.

РГАЛИ. Ф. 1346, оп. 4, ед. хр. 101, л. 12.

 

[Шеберстов Н.] Обложка тетради стихов Н.П. Майорова «Смех». 18 февраля – май 1936 г. Бум., акв., тушь.

РГАЛИ. Ф. 1346. Оп. 4. Ед. хр. 101. Л. 52.

 

В 1961 г. Николай Петрович Майоров был посмертно принят в члены Союза писателей СССР, а год спустя удостоен Всесоюзной премии им. Николая Островского.

 

Одно из его самых известных стихотворений, написанное еще до войны, в 1940-м году и озаглавленное «Мы», после окончания Великой Отечественной звучало для многих как гимн поколения.

 

Николай Майоров.

«Мы»

 

Есть в голосе моём звучание металла.

Я в жизнь вошёл тяжёлым и прямым.

Не всё умрёт. Не всё войдёт в каталог.

Но только пусть под именем моим

Потомок различит в архивном хламе

Кусок горячей, верной нам земли,

Где мы прошли с обугленными ртами

И мужество, как знамя, пронесли.

 

Мы жгли костры и вспять пускали реки.

Нам не хватало неба и воды.

Упрямой жизни в каждом человеке

Железом обозначены следы –

Так в нас запали прошлого приметы.

А как любили мы – спросите жён!

Пройдут века, и вам солгут портреты,

Где нашей жизни ход изображён.

 

Мы были высоки, русоволосы.

Вы в книгах прочитаете, как миф,

О людях, что ушли, не долюбив,

Не докурив последней папиросы.

Когда б не бой, не вечные исканья

Крутых путей к последней высоте,

Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,

В столбцах газет, в набросках на холсте.

 

Но время шло. Меняли реки русла.

И жили мы, не тратя лишних слов,

Чтоб к вам прийти лишь в пересказах устных

Да в серой прозе наших дневников.

Мы брали пламя голыми руками.

Грудь раскрывали ветру. Из ковша

Тянули воду полными глотками

И в женщину влюблялись не спеша.

 

И шли вперёд, и падали, и, еле

В обмотках грубых ноги волоча,

Мы видели, как женщины глядели

На нашего шального трубача.

А тот трубил, мир ни во что не ставя

(Ремень сползал с покатого плеча),

Он тоже дома женщину оставил,

Не оглянувшись даже сгоряча.

Был камень твёрд, уступы каменисты,

Почти со всех сторон окружены,

Глядели вверх – и небо было чисто,

Как светлый лоб оставленной жены.

 

Так я пишу. Пусть неточны слова,

И слог тяжёл, и выраженья грубы!

О нас прошла всесветная молва.

Нам жажда зноем выпрямила губы.

 

Мир, как окно, для воздуха распахнут

Он нами пройден, пройден до конца,

И хорошо, что руки наши пахнут

Угрюмой песней верного свинца.

 

И как бы ни давили память годы,

Нас не забудут потому вовек,

Что, всей планете делая погоду,

Мы в плоть одели слово «Человек»!

 

1940

Содержание :

3 мая – день рождения русского художника, историка искусства Александра Николаевича Бенуа.

«Императрица скал». Эскиз костюма Нофли к мистерии С.-Ж. де Буалье для труппы И.Л.Рубинштейн. С подписью, датой и надписью автора. На французском языке. В левом верхнем углу рисунка подпись:"L"Imperatrice au Rochers Damme [piеrres ] Nofly." В правом нижнем углу подпись:"A.Benois 1927". Акварель, тушь, графитный карандаш. 1927. Ф. 938. Оп.1. Ед.хр.10. Л.1. РГАЛИ.

«Капсель». Этюд. Акварель. 29 августа 1916. Ф. 938. Оп.1. Ед.хр.3. Л. 1. РГАЛИ.

Женская фигура. Набросок. Б., графитный карандаш. 1912. Ф. 938. Оп.1. Ед. хр. 40. Л. 21об. РГАЛИ.

Фотография А.Н.Бенуа с подписью и пометами А.Н.Бенуа. Июль 1926. Ф. 938. Оп.1. Ед.хр. 50. Л.5. РГАЛИ.

«Александр Бенуа—неповторенный мастер и в картинах, и в театральных постановках. Бенуа—редкий знаток искус­ства, увлекательный историк искусства—воспитавший целые поколения молодежи своими убедительными художествен­ными письмами. Бенуа—собиратель предметов искусства. Не только знание и начитанность, но тонкий вкус и прозре­ние дали его собранию особую привлекательность. Наконец, Бенуа — незаменимый деятель культуры в ее широком пони­мании; гуманизм, этот цемент всех человеческих взаимоотно­шений, запечатлен во всей жизни Бенуа. Когда же такое редкое качество утверждено на почве, расцветшей истинным искусством—тогда-то получается редчайший синтез куль­туры. В жизни, здесь, среди земного смущения, необычайно, редко такое соединение. Когда думаешь о нем — напол­няешься радостью и энтузиазмом. Без них что же возможно? <…>

<…> Мастер-художник Бенуа дает много картин, слагает свой особый стиль и сочетает традиции лучших эпох с современ­ным пониманием художества. И в технике он замечателен, выразителен и в то же время ясен. Возьмет ли он образы любимого им Версаля, или Петровской эпохи, или Кальдерона, Гольдони, Шекспира, или же образы Стравинского— он везде дома. Всюду он внесет свое понимание эпохи и при­мет во внимание все, что может подчеркнуть, типичность и убедительность. Таинственно зовуще это последнее качество. Лишь истинное дарование обладает возможностью гармонией частей дать новое неоспоримое целое. Словами не выразишь, в чем кроется убедительность. Или прилетит эта легкокры­лая гостья, или не коснется вовсе. В творчестве Бенуа именно есть убедительность».

Из статьи Н.К. Рериха «Об Александре Бенуа, его славной семье, картинах, постановках и истории искусства» (1937 г.)

Содержание :

Личный фонд прославленного кинорежиссера и теоретика кино Сергея Михайловича Эйзенштейна в РГАЛИ огромен и насчитывает почти 6000 единиц хранения. Сегодня в рубрике «Раритеты РГАЛИ» мы публикуем один из сотен его рисунков, хранящихся в архиве. Это «Голубая мадонна» из «мексиканского» цикла рисунков Эйзенштейна, выполненного им во время поездки в Мексику в 1931 году.

 

 

Эйзенштейн С.М. «Голубая мадонна». Рисунок. Бум., кар., цв. кар. Март 1931 г.

РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 2. Ед. хр. 1265. Л. 2.

 

«В Мексике, как сказано, я вновь начал рисовать.

И уже в правильной линейной манере.

В этом влияние не столько Диего Риверы, рисующего жирным и прерывистым штрихом, а не милой моему сердцу «математической» линией, способной на все многообразие выразительности, которой она достигает только изменяющимся бегом непрерывных очертаний.

В ранних киноработах меня тоже будет увлекать математически чистый ход бега монтажной мысли и меньше — «жирный» штрих подчеркнутого кадра.

Увлечение кадром, как ни странно (впрочем, вполне последовательно и естественно — помните у Энгельса: “Сперва привлекает внимание движение, а потом уже то, что двигается”), приходит позже.

И как раз в той самой Мексике, где рисунок переживает этап внутреннего очищения в своем стремлении к математической абстрагированной, чистой линии.

Особенно остер эффект от того, когда посредством этой отвлеченной («интеллектуализированной») линии рисуются сугубо чувственные соотношения человеческих фигур, обычно в каких-либо особенно мудреных и заумных ситуациях! <…>

Здесь влияние, повторяю, не столько Диего Риверы, хотя известным образом и вобравшего в себя до известной степени синтез всех разновидностей мексиканского примитивизма: от барельефов Чичен-Итцы, через примитивные игрушки и росписи утвари, до неподражаемых листов иллюстраций Хосе Гуадалупе Посады к уличным песням.

Здесь скорее само влияние этих примитивов, которые я жадно в течение четырнадцати месяцев ощупываю руками, глазами и исхаживаю ногами.

И, может быть, даже еще больше сам удивительный линейный строй поразительной чистоты мексиканского пейзажа, квадратной белой одежды пеона, круглых очертаний соломенной его шляпы или фетровых шляп дорадо.

Так или иначе, в Мексике я рисую очень много».

 

(отрывок из главы «Как я учился рисовать» «Автобиографических записок» С.М. Эйзенштейна)

Содержание :

Татлин В.Е. «Лежащая натурщица». Картина в раме. Холст, масло.1912. 106х142.

РГАЛИ. Ф. 2089. Оп. 1. Ед. хр. 30.

«Именно Татлин – при жизни и после смерти – вызывал наибольшую враждебность противников нового искусства. Всего три примера: в 1914 году, впервые показываемый публично “Живописный рельеф” Татлина со скандалом снимали с выставки только из-за его формальных качеств (первый случай такого рода в России); около 20 последних лет Татлина фактически прошли в условиях “запрета на профессию”; 26 декабря 1985 года празднование столетнего юбилея Татлина было запрещено анонимными функционерами высокого ранга до начала, когда уже разослали более 1000 пригласительных билетов; оно смогло состояться лишь после коллективного письма протеста на имя М.С. Горбачева – спустя полгода».

(из вступительной статьи Анатолия Стригалева и Юргена Хартена к каталогу выставки «Владимир Татлин. Ретроспектива» 1993 – 1994 гг.)

Содержание :

Дорогие друзья, РГАЛИ поздравляет вас с наступающим Воскресением Христовым. Желаем вам мира, благополучия и душевного спокойствия!

 

Воскресение Господне. Рисунок неустановленного лица из альбома великого князя Константина Николаевича.

РГАЛИ. Ф. 1949. Оп. 2. Ед. хр. 3. Л. 121.

Троица Новозаветная. Рисунок неустановленного лица из альбома великого князя Константина Николаевича.

РГАЛИ. Ф. 1949. Оп. 2. Ед. хр. 3. Л. 119.

Сошествие Святого Духа на апостолов. Рисунок неустановленного лица из альбома великого князя Константина Николаевича.

РГАЛИ. Ф. 1949. Оп. 2. Ед. хр. 3. Л. 123.

Содержание :

Хотя личного фонда Галины Улановой в РГАЛИ нет, в архиве хранится немало документов, связанных со знаменитой балериной. Среди них фотографии Улановой, ее письма, рукописи воспоминаний и записи о работе над ролями, статьи о ней.

Фотография Г.С. Улановой работы М.С. Наппельбаума. [1940-е гг.]

РГАЛИ. Ф. 2325. Оп. 1. Ед. хр. 488.

Фотографии Г.С. Улановой в роли Тао-Хао («Красный мак»). 1949 г.

РГАЛИ. Ф. 2579. Оп. 1. Ед.хр. 1269. Л. 8.

Фотографии Г.С. Улановой в роли Тао-Хао («Красный мак»). 1949 г.

РГАЛИ. Ф. 2579. Оп. 1. Ед.хр. 1269. Л. 5.

 

Есть среди архивных снимков Г.С. Улановой в РГАЛИ и настоящие раритеты. К ним относится серия фотографий деятелей советской культуры в гостях у казахского акына Джамбула. Среди участников этой съемки, которая происходила в годы войны во время эвакуации творческих коллективов московских театров, - С.М. Эйзенштейн, Ю.А. Завадский, Ф.М. Эрмлер, Г.С. Уланова и др.

Фотографии Г.С. Улановой в группах С. М. Эйзенштейном, Ю. А. Завадским, Г. Л. Рошалем, Ф. М. Эрмлером и др. в гостях у Джамбула. 1943 г.

РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 2. Ед.хр. 2197. Л. 3.

Фотографии Г.С. Улановой в группах С. М. Эйзенштейном, Ю. А. Завадским, Г. Л. Рошалем, Ф. М. Эрмлером и др. в гостях у Джамбула. 1943 г.

РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 2. Ед.хр. 2197. Л. 24.

 

О событиях того времени, когда были сняты эти фотографии, и о встречах с Эйзенштейном, Галина Уланова оставила прекрасные воспоминания:

«В Алма-атинском театре оперы и балета я постаралась возобновить постановку “Лебединого озера”, “Бахчисарайского фонтана” и “Жизели”. Работалось нелегко — стояла страшная жарища, привыкнуть я к ней не смогла. После многочасовых репетиций и спектаклей наступала полная разбитость. И вот тогда нам, “северянам”, предложили поселиться в небольших горных дачках. Там было значительно прохладнее и мы хоть поздним вечером могли отдышаться.

Помню, сижу на приступочке дачи, штопаю балетные туфли. Поднимаю глаза — идет Эйзенштейн. Тихо подошел, сказал что-то доброе, проницательно взглянул. Потом, как всегда, в глазах его “забегали” какие-то веселые “чертики”, и он начал со мной, как мне показалось, привычный шутливый разговор. Да, именно милой шуткой восприняла я сначала его приглашение на роль царицы Анастасии в фильме “Иван Грозный”. Съемку этого фильма Сергей Михайлович начинал здесь, в Алма-Ате.

Посмеявшись над моим изумлением и даже некоторым испугом, Эйзенштейн стая на миг серьезным и положил передо мной текст сценария “Ивана Грозного”. И начал говорить. Говорить очень горячо и вдохновенно. Что ж, думаю, просто Сергей Михайлович решил рассказать мне какую-то хорошую сказку. А попутно поделиться планами своей будущей работы…

Но все оказалось всерьез. И тут пришло мое искреннее удивление. Почему именно меня, разве мало актрис в кино? Драматических ролей я никогда не играла. Да и вообще немногословна, а на сцене привыкла обходиться совсем без слов…

Однако Эйзенштейн со мной не согласился. Объяснил, что здесь, в Алма-Ате, еще раз смотрел меня в нескольких спектаклях “Жизели” подряд. Его вдохновила последняя сцена первого акта — сцена сумасшествия моей героини.

Напомню вкратце эту очень трудную, трагическую сцену. Помните, Жизель потрясает измена любимого, она теряет ощущение реальной жизни, разум. В помутившемся сознании рисуются ей полутонами сцены любви. Все обрывочно, нелогично. Вот вроде есть небольшое движение полумысли — идет полутанец, потом — резкая, скорбная остановка. Снова — полутанец…

Наверное, моя трактовка безумия Жизели как-то тесно увязывалась в фантазии Эйзенштейна с образом несчастной царицы, которой боярыня Ефросинья Старицкая подносит яд…»

(Из очерка Г.С. Улановой «След в жизни», опубликованного в книге Р.Н. Юренева «Эйзенштейн в воспоминаниях современников»)

 

Содержание :

Архивный фонд выдающегося композитора Сергея Сергеевича Прокофьева в РГАЛИ огромен – он насчитывает свыше 2400 единиц хранения. Это и нотные рукописи его многочисленных произведений, и обширная переписка, и фотографии, и афиши, и другие творческие и биографические материалы.

 

Многие из них могли бы стать украшением нашей рубрики «Раритеты РГАЛИ». Но сегодня мы выбрали для нее автограф нотной рукописи написанного в 1940-е годы балета «Золушка» – документ, который объединяет сразу два имени, Сергея Прокофьева и Галины Улановой.

Прокофьев С.С. Op. 87. «Золушка». Балет в 3-х действиях. Либретто Н.Д. Волкова. Действие 2-ое, № 37 «Вальс-кода». Клавир с разметками инструментовки. 1940-е гг.

РГАЛИ. Ф. 1929. Оп. 1. Ед. хр. 70. Л. 1.

 

«Пришли годы войны. Эвакуация. Наш балет забрасывало в разные города страны. Так случилось, что на год с лишним я оказалась в Алма-Ате. Помню, приехала туда поездом рано-рано утром, солнце из-за гор еще только поднималось. Пустые улицы, небольшие дома, бежит вода в арыках… И вдруг за поворотом — большая площадь. Колоннада нового театра оперы и балета. И сразу возникшее чувство — мне нужно туда, скорее посмотреть, где буду работать…

В те трудные военные годы студии, театры, режиссеры, артисты, эвакуированные по приказу родины в Алма-Ату, считали для себя святым долгом максимально приумножить творческие усилия. Ибо верили — придет победа. И знали, что сила настоящего искусства тоже рождает веру в счастье завтрашнего дня, приближает его. Значит, нужны, очень нужны и новые спектакли и новые фильмы…»

 

(Из очерка Г.С. Улановой «След в жизни», опубликованного в книге Р.Н. Юренева «Эйзенштейн в воспоминаниях современников»)

Прокофьев С.С. Op. 87. «Золушка». Балет в 3-х действиях. Либретто Н.Д. Волкова. Действие 2-ое, № 37 «Вальс-кода». Клавир с разметками инструментовки. 1940-е гг.

РГАЛИ. Ф. 1929. Оп. 1. Ед. хр. 70. Л. 2.

 

«Я отчетливо помню те напряженные алма-атинские дни, полные творческих исканий и того нового, что требовало время. Здесь, в Алма-Ате, снимался фильм “Жди меня”. Это был фильм о верности, о большой любви и умении преданно ждать.

Запомнилось, как вдохновенно работал в Алма-Ате и Сергей Прокофьев. В ту пору он писал свою “Золушку”. Дело, разумеется, не в каких-то более или менее прямых ассоциациях. Но теперь мне думается, что был глубокий смысл в выборе тогда Прокофьевым именно этой темы для балета. Ведь тема “Золушки” — вера в счастье, в мечту, которая сбывается.

Прокофьев говорил, что видит в этой роли меня. Я часто приходила к Сергею Сергеевичу в гостиницу, где он жил и работал. Узкая комнатушка едва вмещала рояль, что-то варилось на примусе, всюду, даже на полу, были разложены нотные листы. С каждым днем их становилось все больше…»

 

(Из очерка Г.С. Улановой «След в жизни», опубликованного в книге Р.Н. Юренева «Эйзенштейн в воспоминаниях современников»)

Прокофьев С.С. Op. 87. «Золушка». Балет в 3-х действиях. Либретто Н.Д. Волкова. Действие 2-ое, № 37 «Вальс-кода». Клавир с разметками инструментовки. 1940-е гг.

РГАЛИ. Ф. 1929. Оп. 1. Ед. хр. 70. Л. 3.

Прокофьев С.С. Op. 87. «Золушка». Балет в 3-х действиях. Либретто Н.Д. Волкова. Действие 2-ое, № 37 «Вальс-кода». Клавир с разметками инструментовки. 1940-е гг.

РГАЛИ. Ф. 1929. Оп. 1. Ед. хр. 70. Л. 4.

 

Содержание :

Продолжая тему балетного искусства в РГАЛИ, невозможно не сказать о фондах Майи Михайловны Плисецкой и Родиона Константиновича Щедрина. Торжественная церемония их передачи в наш архив состоялась осенью 2006 года при большом стечении гостей и прессы. Всего тогда в РГАЛИ поступило 67 больших коробок с документальными материалами звездной четы.

Торжественная церемония передачи в фонд РГАЛИ творческих архивов Майи Плисецкой и Родиона Щедрина. 8 ноября 2006 года.

В них были личные документы, фотографии, рукописи и черновики сочинений Родиона Щедрина, авторизованная рукопись книги «Я Майя Плисецкая», переписка, афиши, рецензии и программки, собрания автографов известных деятелей искусства и многое-многое другое. Майя Михайловна передала в музейное собрание архива и свой сценический костюм из «Кармен-сюиты».

Элементы сценического костюма М.М. Плисецкой из балета «Кармен-сюита», переданные в РГАЛИ вместе с ее творческим архивом.

Архив великой балерины, теперь доступный для изучения, так масштабен, что было бы бесполезно пытаться выделить в нем какой-то один наиболее интересный экспонат. Поэтому мы представляем вашему вниманию лишь одну небольшую серию фотографий Майи Плисецкой в ролях, комментарии к которой, как принято говорить, излишни.

Фотографии М.М. Плисецкой в ролях разных лет из ее личного фонда №3266 в РГАЛИ.

 

Содержание :

11 марта исполнится 200 лет со дня рождения прославленного солиста балета, балетмейстера, театрального деятеля и педагога Мариуса Ивановича Петипа. В память о выдающемся хореографе в 2018 году по всей России проходят тематические выставки и конференции. Искусству балета посвятит все мартовские выпуски «Раритетов РГАЛИ» и наш архив.

Силуэт М.И. Петипа работы неизвестного художника. Б/д.

РГАЛИ. Ф. 1945. Оп. 1. Ед. хр. 46. Л. 4

 

«…Венцом искусства Петипа была мимика. Здесь он был положительно выше всяких похвал. Темные жгучие глаза, лицо, выражающее целые гаммы переживаний и настроений, широкий, понятный, убедительный жест и глубочайшее проникновение в роль и характер изображаемого лица ставили Петипа на высоту, которой достигали очень немногие его собратья по искусству. Его игра могла в самом серьезном смысле слова волновать и потрясать зрителей. <…> Сама выступала с ним в «Корсаре» весной 1868 года. В этот вечер он появился на сцене в последний раз. Созданный им образ предводителя корсаров Конрада был совершенно незабываемым. Его выразительные глаза буквально горели, излучая те магнетические токи, которыми он держал в повиновении свою орду. В каждом движении сказывалась привычка властвовать и повелевать. Вместе с тем было видно огромное мастерство в пользовании жестами. К бессмысленному размахиванию руками, какое сплошь и рядом приходилось наблюдать у других Конрадов, Петипа не прибегал никогда. По его игре можно было учиться, но не рабски подражать — слишком много артист вкладывал в свою роль художественного “я”».

(Е. Вазем, «Воспоминания балерины»)

 

Легаты Н.Г. и С.Г. Дружеский шарж на М.И. Петипа. Б/д. Бум., акв.

РГАЛИ. Ф. 3045. Оп. 1. Ед. хр. 522. Л. 1.

 

«Молодой, красивый, веселый, одаренный, до конца дней своих закоренелый bon viveur [бонвиван], он сразу же завоевал популярность среди артистов. Душа компании, он всегда умел поддержать настроение, рассказывая различные истории, анекдоты и даже жонглируя, что особенно любил демонстрировать за столом».

(Л. Легат, «Памяти великого мастера»)

 

Рисунок костюмов для персонажей балета М. И. Петипа «Миллионы Арлекина» с указанием исполнителей и другими комментариями Петипа (на фр. языке). Кон. 1870-начало 1890-х гг. Калька, тушь, кар.

РГАЛИ. Ф. 1657. Оп. 3. Ед. хр. 134. Л. 28.

«На репетицию Петипа являлся вооруженный целым ворохом сделанных им дома чертежей и рисунков и сразу же начинал по ним репетировать».

(А. Ширяев, «Рядом с Петипа»)

Рисунок костюма феи из альбома с рисунками костюмов персонажей балета М.И. Петипа «Золушка» с пометами Петипа на полях (на фр. языке). 1880-1900 гг. Бум., калька, тушь, кар.

РГАЛИ. Ф. 1657. Оп. 3. Ед. хр. 135. Л. 13.

Рисунок костюма принца из альбома с рисунками костюмов персонажей балета М.И. Петипа «Золушка» с пометами Петипа на полях (на фр. языке). 1880-1900 гг. Бум., калька, тушь, кар.

РГАЛИ. Ф. 1657. Оп. 3. Ед. хр. 135. Л. 56.

Рисунок костюма феи кристального грота из альбома с рисунками костюмов персонажей балета М.И. Петипа «Золушка» с пометами Петипа на полях (на фр. языке). 1880-1900 гг. Бум., калька, тушь, кар.

РГАЛИ. Ф. 1657. Оп. 3. Ед. хр. 135. Л. 67.

Содержание :

23 февраля 1879 года родился художник-авангардист, основоположник супрематизма Казимир Северинович Малевич.

«Когда исчезнет привычка сознания видеть в картинах изображение уголков природы, Мадонн и бесстыдных Венер, тогда только увидим чисто-живописное произведение».

(К. Малевич, «От кубизма и футуризма к супрематизму»)

Групповой портрет А.Е. Крученых, М.В. Матюшина и К.С. Малевича на память о постановке оперы «Победа над солнцем».

РГАЛИ. Ф. 1334. Оп. 1. Ед. хр. 326. Л. 8.

 

На обороте надпись карандашом: «Сидят = впереди – А.Крученых. Сзади = М. Матюшин и К. Малевич. К постановке оперы “Победа над солнцем” 1913 г. Сзади – декорация – рояль вверх ногами, спереди скамейка – // –– // – СПб. 1913 г.» и подпись А.Е. Крученых. Художники снялись в павильоне фотоателье, вероятно, специализировавшегося на постановочной театральной съемке.

Малевич К.С. «Формула супрематизма». Декларация. В тексте рисунки прямоугольника, креста, серпа и молота (черн. кар.). 4 марта 1923 г.

РГАЛИ. Ф. 3145. Оп. 2. Ед. хр. 1469. Л. 1.

 

Лист из составленного А.Е. Крученых «Альбома 1913-1964» со стихотворениями, письмами, телеграммами, рисунками, плакатами, фотографиями А.А. Ахматовой, Г.Г. Клуциса, И.В. Клюна, К.С. Малевича, М.В. Матюшина, В.В. Маяковского и др. 1913-1964 гг.

РГАЛИ. Ф. 1334. Оп. 1. Ед. хр. 1081. Лл. 5 – 5об.

 

На листе помещены фрагмент картины Ф. Гойи «Девушка с кувшином» и фрагмент фотографии, подписанной как «рука К. Малевича (1927 г)». Изображения прокомментированы следующей надписью цветным карандашом:

 

Малевича кисти,

Гойя – кисть!..

Кому не нравится –

дальше катись!

 

Знамя лихое –

Малевич

и Гойя!..

И на обороте листа еще одна надпись:

/Знамя изгоев –

Малевич и Гойя!/

Содержание :

В личном фонде Ф. М. Достоевского в РГАЛИ (ф. 212) хранится значительная часть его творческого архива, содержащая его записные книжки с ранними вариантами романов «Преступление и наказание», «Идиот», «Подросток», обширное эпистолярное наследие писателя. Но далеко не все из тех, кто любит и знает творчество выдающегося писателя, знают о судьбе его раннего архива. Между тем, история эта драматична и во многом схожа с судьбами архивов писателей и поэтов, репрессированных в годы советской власти.

Раним утром 23 апреля 1849 года Федор Михайлович Достоевский был арестован по личному приказу Николая I и заключен в Петропавловскую крепость. Вместе с ним было арестовано еще несколько десятков участников кружка Буташевича-Петрашевского. Причиной послужило чтение Достоевским письма Белинского к Гоголю, автограф которого уже был опубликован в рубрике «Раритеты РГАЛИ» ранее.

После восьми месяцев, проведенных Достоевским под следствием в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, он, в конце концов, был признан виновным в «умысле на ниспровержение существующих отечественных законов и государственного порядка». Первоначальный приговор военно-судной комиссии гласил: «...отставного инженер-поручика Достоевского, за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского и злоумышленного сочинения поручика Григорьева, лишить чинов, всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием». Как известно, исполнение приговора было отменено в последнюю минуту. По резолюции Николая I казнь была заменена Достоевскому 4-летней каторгой с лишением «всех прав состояния» и последующей сдачей в солдаты.

Согласно секретному предписанию генерал-адъютанта графа Орлова майору Санкт-Петербургского жандармского дивизиона Чудинову от 22 апреля 1849 года, ему надлежало при аресте писателя «опечатать все его бумаги и книги и оные вместе с Достоевским доставить в III отделение собственной его императорского величества канцелярии», строго наблюдая при этом, чтобы «из бумаг Достоевского ничего не было скрыто». «Ежели при опечатании бумаг и книг Достоевского он будет указывать, что некоторые из оных принадлежат другому какому-либо лицу, - продолжал Орлов, - то не обращать на таковое указание внимания и оные также опечатать».

Таким образом, часть архива Достоевского, собранного им до 1849 года, оказалась в III отделении и, вероятно, там же была уничтожена. Другая, наиболее ценная часть, часть была сожжена в панике его братом Михаилом: в день ареста Федора Михайловича он уничтожил свое собрание документов, а затем, обойдя друзей и знакомых, сделал то же самое со всеми найденными документами, письмами и рукописями брата и его ближайшего окружения. (Подробнее о судьбе раннего архива Ф.М. Достоевского см.: Захаров В.Н. Куда исчез архив Достоевского 1840-х годов? // Журнал «Знание. Понимание. Умение». 2014. №3. С. 287 – 296.)

Из-за этого большая часть автографов писателя, хранящихся теперь в РГАЛИ, датируется периодом, начиная с 1860-х гг. Такова, в частности, тетрадь №3 с черновыми записями к роману «Преступление и Наказание» и «Идиот», представленная сегодня в нашей рубрике. Ее содержание выходит, как и почти всегда в рукописях Достоевского, далеко за пределы черновика художественного произведения: фрагменты романов перемежаются в ней записями долгов, книг, взятых для чтения разными лицами, а также записями припадков.

 

Достоевский Ф.М. Тетрадь №3. «Преступление и Наказание» черновые записи к роману; "Идиот" черновые записи к роману; планы произведений. Нумерация А. Г. Достоевской красными чернилами. [Начало 1860-х] – 1867.

РГАЛИ. Ф. 212. Оп. 1. Ед. хр. 5.

Достоевский Ф.М. Тетрадь №3. «Преступление и Наказание» черновые записи к роману; "Идиот" черновые записи к роману; планы произведений. Нумерация А. Г. Достоевской красными чернилами. [Начало 1860-х] – 1867.

РГАЛИ. Ф. 212. Оп. 1. Ед. хр. 5.

Достоевский Ф.М. Тетрадь №3. «Преступление и Наказание» черновые записи к роману; "Идиот" черновые записи к роману; планы произведений. Нумерация А. Г. Достоевской красными чернилами. [Начало 1860-х] – 1867.

РГАЛИ. Ф. 212. Оп. 1. Ед. хр. 5.

Содержание :

Письмо, представленное сегодня в рубрике «Раритеты РГАЛИ», наглядно демонстрирует судьбу документа, содержание которого выходило за рамки личного, и отражало идейно-политическую мысль эпохи, в XIX столетии. Речь идет об известном инциденте с письмом В.Г. Белинского Гоголю по поводу издания последним книги «Выбранные места из переписки с друзьями», которое сразу же разошлось по всей России в сотнях списков.

Автограф письма Гоголя Белинскому, которое было написано в июне 1847 году и послужило непосредственным поводом для обличительного письма критика, после смерти Белинского оказался в руках писателя Н.Ф. Павлова. Опасаясь ареста, Павлов в 1853 году разорвал это письмо на мелкие клочки. В таком виде оно попало к профессору Московского университета С.П. Шевыреву. В составе его архива оно было передано в Гослитмузей, а затем в РГАЛИ. Сейчас оно бережно реставрировано, хотя несколько кусочков все же оказались утраченными.

 

Письмо Гоголя Николая Васильевича В.Г. Белинскому, начинающееся словами: «Я прочел с прискорбием статью вашу обо мне...»

РГАЛИ. Ф. 52. Оп. 1. Ед. хр. 5.

Содержание :

К 80-летию Владимира Высоцкого мы представляем автограф одной из самых известных его песен – «Кони привередливые» («Вдоль обрыва, по-над пропастью...»), хранящийся в его обширном личном фонде в РГАЛИ (ф. 3004). Написанная в начале 1972 года, она вместе с песнями «Белое безмолвие» и «Баллада о брошенном корабле» была задумана Высоцким для исполнения в кинофильме «Земля Санникова», но по разным причинам не вошла в него.

 

Высоцкий В.С. «Кони привередливые» («Вдоль обрыва, по-над пропастью...»). Б/д. Автограф.

РГАЛИ. Ф. 3004. Оп. 1. Ед. хр. 11. Л. 1.

 

И сама эта песня, и использованные в ней образы стали знаковыми для творчества В.С. Высоцкого и для осмысления его судьбы. Так, образ несущихся вскачь коней был использован поэтом и одним из друзей юности Высоцкого Игорем Кохановским в стихотворении «Жил артист, жил поэт, жил певец – среди нас…», а затем и скульптором Александром Рукавишникова в памятнике на могиле В.С. Высоцкого на Ваганьковском кладбище в Москве.

Песня «Кони привередливые» была неоднократно записана В.С. Высоцким в разных исполнениях (под гитару и с инструментальным ансамблем), и впоследствии использовалась в различных документальных фильмах, посвященных ее автору. В 2017 году она вошла в саундтрек фильма «Взрывная блондинка» американского режиссера, лауреата премий «Золотая пальмовая ветвь» и «Золотой лев» Дэвида Литча.

Содержание :

К очередной годовщине гибели А.С. Пушкина РГАЛИ публикует черновой автограф варианта стихотворения М.Ю. Лермонтова «Смерть поэта» («Погиб поэт, невольник чести…») из альбома российского ученого, коллекционера, профессора Московского университета Сергея Александровича Рачинского.

Лермонтов М.Ю. «Погиб поэт – невольник чести…» Автограф. РГАЛИ. Ф. 427. Оп. 1. Ед. хр. 986. Л. 67.

Лермонтов М.Ю. «Погиб поэт – невольник чести…» Автограф. РГАЛИ. Ф. 427. Оп. 1. Ед. хр. 986. Л. 68.

Хотя Пушкин умер 29 января 1837 года, слухи о его гибели распространялись в Петербурге еще накануне, и основная часть «Смерти поэта» (ст. 1—56) была, вероятно, написана Лермонтовым 28 января. Среди современников ходили рассказы о том, что один из списков стихотворения с надписью «Воззвание к революции» был доставлен царю. Прочитав его, Николай I велел старшему лейб-медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он. Меньше чем через месяц, 25 февраля 1837 года последовало высочайшее повеление о ссылке Лермонтова на Кавказ в Нижегородский драгунский полк.

На приведенном выше черновике своего стихотворения Лермонтов нарисовал мужской профиль. В нем легко угадывается портрет шефа корпуса жандармов и известного сторонника цензуры Л.В. Дубельта, по распоряжению которого за Пушкиным осуществлялся тайный надзор. Он же после смерти поэта вместе с В.А. Жуковским просматривал его рукописи и бумаги.

Лермонтов М.Ю. Портрет Л.В. Дубельта на черновом автографе стихотворения «Погиб поэт – невольник чести…». Бум., чернила. РГАЛИ. Ф. 427. Оп. 1. Ед. хр. 986. Л. 67.