Комитеты помощи русским писателям в странах Европы
Обзор материалов из фондов РГАЛИ

Название :

Комитеты помощи русским писателям в странах Европы
Обзор материалов из фондов РГАЛИ

Содержание :
Выступление на конференции «Литература Русского Зарубежья (1920-1940-е гг.). Взгляд из XXI века».

СПб., СПбГУ.
Октябрь 2007 г.


Для исследователей русского зарубежья крайне важно иметь информацию о документах, находящихся в отечественных хранилищах, поскольку она не просто дополняет известную фактографию, но часто позволяет дать ее качественно новую интерпретацию. В РГАЛИ хранится свыше 45 000 документов по россике. Пожалуй, самое крупное поступление документов русской эмиграции в ЦГАЛИ (ныне РГАЛИ) в 1960-е годы было осуществлено путем передачи из ЦГАОР1 материалов, собранных в свое время сотрудниками РЗИА2. Помимо личных фондов А.Т.Аверченко, Ю.А.Айхенвальда, А.М.Ремизова, И.А.Бунина и других писателей в 1962-1965 годы были переданы материалы европейских комитетов по улучшению быта русских писателей.

Берлинский комитет помощи русским литераторам и ученым (Ф.1570. 56 ед. хр.) был создан в марте 1920 г. как Германское отделение Американского фонда помощи нуждающимся российским литераторам и ученым, 10 октября 1922 г. он был переименован.

Председателем комитета был И.В. Гессен, казначеем - Б.И. Элкин. И.В. Гессен в прошлом был заведующим информбюро Политического совещания при генерале Юдениче (1919 г.), в Берлине являлся редактором газеты «Руль» и директором издательства «Слово».

В материалах архива находятся устав, протоколы заседаний отделения и комитета (1920-1933 гг.), а также отчеты деятельности Комитета за 1920-1927 гг. Среди получивших материальную поддержку – Ю.И. Айхенвальд, Б.А. Пильняк, А.М. Ремизов, Игорь Северянин, А.М. Гликберг, Н.А .Тэффи, С.Л. Франк и др. Средний размер одного пособия в 1921 г. составлял 2000 марок, за 1924 -1926 гг. - 55,53 марки.

Документы, частью которых являются заявления, счета, расписки, вполне расширяют наше представление о русском Берлине вообще и об условиях жизни эмигрантов в отдельности.

Переписка комитета с Американским фондом помощи по вопросам деятельности комитета содержит просьбы о перечислении денег, так как комитет существовал в основном на деньги, присылаемые из Америки, и на средства, собранные с помощью пожертвований, благотворительных вечеров, концертов и пр. Например, проведение концерта С.С. Прокофьева позволило собрать 2 210 германских марок.

Комитет помощи русским писателям и ученым во Франции (Ф.1569. 10 ед.хр.) начал работать в 1921 г. Председателем комитета до 1927 г. был С.А. Иванов, бывший народоволец, сотрудник Тургеневской библиотеки в Париже и Политического Красного Креста. После его смерти комитет возглавлял С.Г. Сватиков, историк освободительного движения в России. Секретарем Комитета был С.В. Познер, публицист и общественный деятель.

Комитет задумывался как благотворительная организация, хотя были попытки придать его деятельности политический оттенок, уточнив название: помощь не всем, а только «жертвам большевизма». Поскольку Алексея Толстого, который готовился вернуться в Москву с покаянием, никак нельзя было отнести к «жертвам», его вместе с двумя единомышленниками исключили из комитета, а затем из Союза русских литераторов и журналистов. Но на этой акции политика действительно кончилась. Осталась помощь.

Средства для нее добывали, устраивая «понедельники», литературно-музыкальные вечера. Почти ежегодно бывали писательские балы. И даже на конкурсах красоты в жюри включали кого-то из литературных знаменитостей. В фонде хранятся отчеты о проведении лекций, выставок, новогодних балов.

Основной корпус документов – расписки в получении ссуд от комитета за 1927-1928 гг. Среди получателей – Г.В. Адамович, И.А. Бунин, М.А. Алданов, А.И. Куприн, А.М. Ремизов, В.Ф. Ходасевич, М.И. Цветаева. Вот пример одной из них:

«Капбретон 1927 19 м[а]рт[а].

Многоуважаемый Соломон Владимирович, я получил вчера посланные Вами от комитета 300 фр. и благодарю комитет за эту помощь, пришедшую вовремя. Я вдвойне благодарю Вас, ибо, конечно, благодаря Вашей энергии и доброму ко мне отношению, деньги, так долго не приходившие, пришли.

Преданный Вам К.Бальмонт» (Там же. Ед. хр. 8)

Кроме писателей, в Париже оказалась еще целая плеяда русских философов, художников, актеров и режиссеров. Читались лекции, устраивались благотворительные выставки. Из денежного отчета об устройстве комитетом в Париже выставки-продажи картин и рисунков русских и французских художников в январе 1928 г.: проданы акварель Милиоти, сангина А. Яковлева, картины Н. Гончаровой и Сюрважа, рисунки Фуджиты и Фере, литография Ван-Донгена за 7450 фр., расходы по организации и проведению – 6300 фр. (Там же, Ед. хр. 3)

Конец работе Комитета положила война и немецкая оккупация.

Наиболее полно в фондах РГАЛИ представлен архив Союза русских писателей и журналистов в Чехословакии (Ф. 2474. 116 ед. хр.), который был образован 17 октября 1922 г. Его «предшественником» являлся Союз русских литераторов и журналистов (1921-1922 гг.), объединявший, главным образом, журналистов, сотрудничавших в эмигрантских газетах «Русское дело» и «Славянская заря». Целью образования нового союза было, по возможности, «широкое объединение на профессиональных началах русских писателей и журналистов, проживающих в Ч.С.Р., для улучшения их правового и материального положения, для содействия их культурной работе и для защиты профессиональных интересов деятелей русской печати» (см. справку Союза русских писателей и журналистов в Чехословакии» Там же. Ед. хр. 38, Л.1).

За период с 1922 по 1932 гг. в списках союза значилось 168 действительных членов (среди них – А.В. Амфитиатров, И.И. Лапшин, Н.О. Лосский, М.Л. Слоним, П.Б. Струве, М.И. Цветаева, С.Я. Эфрон и др.) и 5 почетных членов: Йозеф Голечек, Алоиз Ирасек, Е.Н. Чириков, Вас. И. Немирович-Данченко и С.В. Завадский.

Председателями союза избирались: П.А. Сорокин (1923), С.В. Завадский (1924), В.Ф. Булгаков (1925-1927), Н.М. Могилянский (1928-1929), Н.И. Астров (1930-1932).

Членам союза оказывалась помощь в получении виз, льготных проездных билетов и льготном пользовании курортами, принимались меры к защите их авторских прав и т.д.

Союз оказывал содействие своим членам в публикации их произведений, наиболее нуждающиеся литераторы получали от союза материальную помощь в виде единовременных ссуд и пособий. Для этого были образованы касса взаимопомощи («ссудный фонд») и «Издательский фонд имени Достоевского».

В 1926 г. был издан сборник произведений членов союза «Ковчег». В нем участвовали А. Аверченко (рассказ «Зайчик на стене»), В. Булгаков («Замолчанное о Толстом»), А. Воеводин (рассказ «Ольга»), Д. Крачковский (рассказ «Сибирь»), С. Маковский (сонеты «Венецианские ночи»), С. Савинов (статья о чешском поэте О. Бржезине), М. Цветаева («Поэма конца»), Е. Чириков («Между небом и землей»), С. Эфрон (рассказ «Тиф»). В фонде сохранились вырезки из прессы за 1926 год с отзывами на «Ковчег» (Там же. Ед. хр.108). Отклики на новое издание в эмиграции были самые разнообразные. В. Даватца («Новое время», №1413) смутила новая орфография текстов, «Поэму Конца» М.И. Цветаевой критик считал лишь «набором слов, издевательством над читателем». Г. Струве («Возрождение», №233), споря с оппонентом, характеризовал «Поэму» как «мастерское поэтическое произведение, отмеченное печатью подлинного таланта». Помимо Г. Струве, богатство и разнообразие ритмов поэмы М.И. Цветаевой подчеркивал и А. Рудин («Перезвоны», №9).

Союз стремился поддерживать связи с чехословацкими общественно-политическими и культурно-просветительными организациями, с редакциями газет и периодических изданий. С целью пропаганды русской культуры за границей союз проводил публичные литературные и музыкальные собрания: например, к 15-летию со дня смерти Л.Н. Толстого, 100-летию рождения М.Е. Салтыкова-Щедрина, 80-летию почетного члена Союза Вас.И. Немировича-Данченко, 40-летию литературной деятельности Е.Н. Чирикова; вечера с выступлениями писателей и поэтов, проживающих в других странах: И.А. Бунина, А.С. Головиной, В.В. Набокова, И.С. Шмелева и др. Правление союза сотрудничало с русскими культурно-просветительными организациями в Чехословакии: Чешско-Русской Еднотой, с Русским Народным университетом в Праге, с комитетом «Дня Русской Культуры» и др. Устраивались собрания с привлечением широкой чешской и русской аудитории: например, торжественное собрание в связи с 10-летием союза, вечере памяти А.Т. Аверченко, Е.Н. Чирикова и др.


В материалах комитета хранятся планы проведения литературных вечеров. Например, рукой В.Ф. Булгакова был расписан график подобных «интимных собраний» на 1925 г.:


1.02.1925.

В.Ф. Булгаков «Замолчанное о Толстом»,

Е.Н. Чириков - «Настя», рассказ,

М.И. Цветаева – Стихи, в исполнении А.А. Брей.


31.03.1925

С.В. Завадский – чтение нового перевода из Софокла «Прометей в оковах»,

Д.М. Ратгауз - Стихи.

Пение госпожи Тимашевой: романсы на слова Ратгауза и др. (Там же. Ед. хр.12.)


Правление союза вело активную переписку с другими зарубежными союзами русских писателей, явившись, в частности, инициатором создания Зарубежного Союза русских писателей и журналистов. 14 июля 1925 г. С.И. Варшавским был составлен проект организации «Бюро связи между профессиональными русскими литературными организациями за границей». Последствием этой инициативы был съезд русских писателей и журналистов в Белграде, созванный осенью 1928 года, на котором и был образован Русский Зарубежный Союз писателей и журналистов. В 1932 г. отмечалось 10-летие союза. В связи с этой датой было проведено анкетирование членов союза, сообщивших сведения о своей литературной работе и произведениях, опубликованных в эмиграции, и составлена справка «Союз русских писателей и журналистов в Чехословакии (1922-1932 гг.)» (Там же. Ед. хр.38).

В правление союза были присланы приветственные письма, телеграммы и стандартные адреса от Правительства Чехословацкой республики, чешских учреждений, русских эмигрантских организаций и редакций газет, от чешских и русских писателей, журналистов и общественных деятелей. О юбилейном собрании союза были опубликованы статьи и заметки в чехословацких и русских эмигрантских газетах.

В апреле 1924 г. группой русских писателей во главе с Е.Н. Чириковым был создан Комитет по улучшению быта русских писателей и журналистов, проживающих в Чехословакии (Ф. 1568. 294 ед.хр.), который субсидировался Чехословацкой республикой. Помощью комитета пользовались писатели, журналисты, художники, музыканты, ученые, артисты. Исключительный интерес представляют расписки, заявления, прошения, опросные листы литераторов и ученых, оказавшихся в 1920-е – 1930-е гг. в Чехословакии. На основании анкетирования писателей создавались списки получивших помощь, из которых мы узнаем об их жизни в эмиграции:

«Аристов Александр Михайлович. 51 год. 3 разряд. Работал с перерывами с 1906 г. Печатался в «Свободе» и «Огнях», в чешской газете «Народны Листы». Семейное положение: Жена в Москве. С ним в Праге сын 15 лет – ученик французской школы. Здоровье: плохое. Заработок: 200 кр. Размер пособий – 700 кр.

Амфитеатров Владимир Александрович. 30 лет. 1 разряд. С 1912 г. сотрудничал в московской газете «Русское слово». В эпоху гражданской войны был сотрудником и редактором крымских газет. Автор книги «Очерки истории русской литературы». Семейное положение: При нем жена. Здоровье: Удовлетворительное. Заработок: Неопределенный. Размер пособий – 1000 кр.

Благов Федор Иванович. 56 лет. 1 разряд. С 1897 года сотрудник московской газеты «Русское слово». С 1901 года – редактор той же газеты. Семейное положение: При нем жена. Здоровье: Плохое. Заработок: Не имеет. Размер пособий – 1600 кр.» (Там же. Ед. хр.2).

Среди документов, отложившихся в фонде комитета, – материалы по организации в Праге «общежития» («Чешского Дома») для русских писателей и журналистов на 60 человек с беспроцентной ежемесячной ссудой в 800 крон (Там же. Ед. хр.287).

Интересна личная переписка Михаила Лазаревича Заболоцкого (47 корреспондентов) - русского эмигранта, приехавшего в Прагу из Швейцарии в феврале 1922 г. и принятого на службу в МИД ЧСР. При создании комитета он был введен Министерством Иностранных дел в его состав в качестве члена комитета и наблюдателя. Фактически же с той поры и до ликвидации комитета в 1932 г. М.Л. Заболоцкий единолично вел всю работу (отчетность, хозяйственные дела, переписка), оставляя сменяющимся председателям – Е.Н. Чирикову, Е.А. Ляцкому и С.В. Завадскому – лишь функции представительства.

Письма к Михаилу Лазаревичу в основном содержат благодарности за помощь, оказанную комитетом, и вопросы, связанные с оформлением и передачей средств. Так, М.И. Цветаева в письме от 16 февраля 1924 г. просила выдать причитающуюся ей сумму С.Я. Эфрону. В письме от 12 апреля 1930 г. В.А. Амфитиатров сообщает сведения о своих размерах: «ширина плеч – 45 см., длина пиджака – 84 см.» (Там же. Ед. хр.215). Как много мелочей содержится в корреспонденции Завадского, из которых складываются картины жизни той поры.

Со многими адресатами у М.Л. Завадского завязывались дружеские отношения. В письмах литераторов к нему – множество фактических сведений, конкретизирующих жизнь и быт русской эмиграции разных стран. В письмах Ф.И. Благова из Франции отразились его переживания: «Как и раньше надежды у меня на скорое возвращение нет. Жду «там» горя и ужасов и анархии». Обсуждается в переписке и политический резонанс на «похищение Кутепова»: «Факт этот и религиозное гонение открыли глаза французов на природу большевиков. Общественное мнение по отношению к Советам сильно изменилось». Ф.И. Благов поднимает и весьма злободневную социальную тему, рассказывая о работе статистом на съемках фильма «Конец мира»: «Билет на участие статистом мне дали по высшей расценке, как артистический. Должны были явиться к 10 часам утра и пробыли весь день, весь вечер и до 6 часов утра следующего дня. Дела – пустяки, но томительно. Зато уплатили мне превосходно – 250 фр. Другим платили по 180 фр., а третьим по 105 фр. На этих съемках статистов было 700 человек. Были москвичи, как Лузин, был присяжный поверенный Адамов, барон Дризен, Егоров, бывший редактор «Петербургской газеты» Гермониус» (Там же. Ед. хр. 217).

Союз и комитет перестали существовать в годы Второй мировой войны (не ранее 10 ноября 1942 г.).

Два десятка лет – совсем небольшой срок, но очень многое вместили в себя эти годы. Взлеты, катастрофы, озарения, творческие и человеческие драмы, необыкновенно интенсивные духовные искания, споры о русской судьбе и русском призвании – вот чем заполнена хроника этих лет. Рассмотренные нами материалы комитетов помощи русским писателям информативны, отчетливо показывают важность всестороннего изучения эмигрантской литературы. В Путеводителях по фондам РГАЛИ содержатся и другие источники для литературоведческих исследований.


__________________________________________________________
1 Центральный Государственный Архив Октябрьской революции и социалистического строительства.
2 Русский заграничный исторический архив.


Н.А.Герчикова


вернуться к началу страницы