К проблеме изучения биографии И.Е.Бондаренко*

Название :

К проблеме изучения биографии И.Е.Бондаренко*

Название группы : Статьи
Содержание :

Илья Евграфович Бондаренко (1870-1947) - архитектор-новатор, весьма популярный и востребованный в начале ХХ в., один из основоположников неорусского стиля, яркая, одаренная личность, вместе с тем его имя сейчас известно немногим, в основном специалистам, занимающимся изучением истории архитектуры в России в начале ХХ в. Сведения о нем имеются в справочниках, отдельных статьях, публикациях, материалы о нем появляются в Интернете.

Между тем, подробная биография И.Е. Бондаренко до сих пор не написана, что серьезно затрудняет изучение его жизни и творчества. Наиболее полно хроника основных событий жизни архитектора, список его проектов, как осуществленных, так и оставшихся на бумаге, приведен в очерке М.В. Нащокиной «Бондаренко Илья Евграфович»**. Здесь же даны сведения о сохранившихся до наших дней постройках зодчего, библиография егонаучных трудов и публикаций о нем.

Важной и необходимой частью работы по подготовке к изданию хранящейся в РГАЛИ рукописи И.Е. Бондаренко «Воспоминания художника-архитектора», является выявление документов для комментирования текста записок. Изучение архивных документов необходимо также для составленияболее полной биографии архитектора, для уточнения уже известных в литературе фактов его личной и творческой жизни.

И.Е. Бондаренко удалосьне только создать богатейшее документальное собрание, но что особенно важно – сохранить свой архив, начав его передачу в 1947 г.(год смерти архитектора) на хранение в Центральный государственный литературный архив (ЦГЛА, ныне РГАЛИ). В документах личного фонда, а также в фонде Московского училища живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), в других фондах архивасодержатсямалоизвестные, а зачастую и совсем неизвестные сведения о жизни И.Е. Бондаренко, о которых пойдет речь в данной статье.

Самым ранним автографом И.Е. Бондаренко в РГАЛИ является его прошение в Совет Московского художественного общества о приеме в МУЖВЗ:

От купеческого сына Ильи Евграфовича Бондаренко

Желая поступить в Училище живописи, ваяния и зодчества на архитектурное отделение, прошу принять меня в число вольно-посетителей, представляя при сем все необходимые для поступления свидетельства, а именно:

Метрическое свидетельство с копией

Свидетельство о происхождении

Свидетельство из Уфимской гимназии о пройденных четырех классов Бондаренко***

Документ датируется 6 ноября 1887 г. по отметкео получении денег за обучение. Таким образом, И.Е. Бондаренко первоначально был принят в число вольных посетителей училища. 2 сентября 1888 г. он подал новое прошение о переводе его уже в число учеников училища.****

В документах, представленных при поступлении, содержатся сведения о происхождении, семье – отце уфимском мещанине Евграфе Львовиче Бондаренко и матери Александре Ивановне, о православном вероисповедании, об уровне образования будущего учащегося: к этому времени он закончил 4 класса гимназии в Уфе.

В своих записках И.Е. Бондаренко упоминает о материальных трудностях во время обучения, так как отец не одобрял выбор профессии сына. Документы из фонда МУЖВЗ свидетельствуют о том, что финансовые трудности он начал испытывать буквально с первых лет пребывания в Москве. В письме секретаря Совета Художественного общества Л.М. Жемчужникова к инспектору училища от 26 января 1888 г. речь идет о возможном отчислении И.Е. Бондаренко: «Контора Совета покорнейше просит Вас сделать зависящее от Вас распоряжение о недопущении в классы ученика Науменко Бориса и вольного посетителя Бондаренко Ильи, считающихся исключенными за невзнос платы за учение»*****. В1889-1890 гг. И.Е. Бондаренко снимал комнату в доме Жиделева на Тихвинской улице, что зафиксировано в отметках полицейских приставов по Сущевскому участку на билетах на право жительства в Москве, выдаваемых учащимся Советом Московского художественного общества******.

Самыми малоизученными на сегодняшний день страницами биографии И.Е. Бондаренко, на наш взгляд, являются 1920-е-1930-е гг. В архиве сохранились письма архитектора к своему многолетнему другу чиновнику особых поручений Академии наук, члену совета и правления Литературно-театрального музея им. Бахрушина в Москве, писателю Владимиру Александровичу Рышкову (1865-1938), в которых содержатся сведения биографического характера. Особый интерес представляют письма периода 1917-1938 гг. Приведем несколько фактов, которые удалось установить из этих писем.

После революции жизнь И.Е. Бондаренкокруто изменилась. Он отошел от строительной деятельности и приступил к организационной и историко-архитектурной работе. В годы Гражданской войны он понес серьезные материальные потери в Москве, вместе с женой Елизаветой Александровной (урожденной Собиновой – кузины Л.В. Собинова) и дочерью Ириной они переехали на время на его родину в Уфу, где И.Е. Бондаренко организовал Художественный музей, Историко-этнографический музей местного края, политехникум (в литературе приводятся сведения о Художественном музее и политехникуме). Активная деятельность зодчего и историка архитектурыпроходила в этот период на фоне разворачивающейся семейной драмы: жена заболела нервным расстройством, которое привело ее к смерти 9 февраля 1922 г.

Возвращение к практической строительной деятельности в новых условиях в 1920-х гг. было продиктовано, прежде всего, финансовыми затруднениями. У И.Е. Бондаренков 1929 г., когдаон руководил Строительно-техническим бюро РТО, в связи с неисполнением сроков проведения работ и невыплатой рабочим вовремя заработной платы возникли осложнения на службе. Он был серьезно обеспокоен возможностью ареста и писал другу 12 февраля 1929 г.: «Отсутствие моих дальнейших писем будет означать изъятие меня. Почему-то я жду сегодня ночью этой неприятности»*******.В следующем послании 1 марта он просил: «Прежде всего, прошу тебя уничтожить предыдущее письмо мое. Оно написано было в тяжелые минуты… мы жалкие остатки какие-то старой культуры должны тянуть свою жизненную лямку в иной уже атмосфере, среди иных людей…»********.

Страстный меломан и библиофил И.Е. Бондаренко посещал многочисленные концерты, музыкальные спектакли, на которых отвлекался от повседневных забот, часто бывал в Музее П.И. Чайковского в Клину.В начале 1930-х гг. он вынужден был отказываться от приобретения новых книг (к этому времени его библиотека уже насчитывала более 4 460 томов): в квартиру архитектора в связи с практикой уплотнения подселилиеще 2-х человек.

В письмах И.Е. Бондаренко упоминает дневники, которые вел в 1917-1920 гг., но судьба их пока не известна. По письмам можно проследить, как у него зародилась мысль написать воспоминания, и как он работал над своими записками. Проблемы со здоровьем в 1931-1932 гг., когда он буквально находился на грани жизни и смерти, привели его окончательно к решению начать писать мемуары, над которыми он активно трудился в 1938-1941 гг.

Дальнейшее изучение архивных источников позволит выявить новые факты для создания наиболее полной биографии архитектора, уточнить хронику его профессиональной деятельности, создания новых проектов, осуществления строительных работ.

К.и.н. А.Л. Евстигнеева

Л.Н. Бодрова

*Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ № 14-04-00520 «И.Е. Бондаренко. “Записки художника-архитектора. Жизнь, встречи, впечатления”». Руководитель М.В. Нащокина.

**Нащокина М. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. М, 2005. С. 87-94.

***Ф. 680. Оп. 2. Ед. хр. 735. Л. 1.

****Там же. Л. 2.

*****Ф. 680. Оп. 1. Ед. хр. 355. Л. 27.

******Ф. 680. Оп. 2. Ед. хр. 735. Л. 4-11.

******Ф. 1144. Оп. 2. Ед. хр. 4. Л. 111.

Медиафайлы
Бондаренко_1
Бондаренко_2
Изображения
Бондаренко_1
Бондаренко_2