11 июня в рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» в залах Государственного центрального музея современной истории России РГАЛИ провёл вечер, посвященный Василию Семеновичу Гроссману. Вечер открыла Директор РГАЛИ Татьяна Горяева. Она рассказала об истории создания и пополнения фонда В.С. Гроссмана. Первой в архив поступила рукопись романа В.С. Гроссмана «Степан Кольчугин». И это случилось в 1941 г. при создании Центрального государственного литературного архива, куда рукопись была передана из Государственного литературного музея, который в свою очередь приобрел ее у А.Е. Крученых. После смерти писателя в 1964 г. Комиссия по его литературному наследию передала в архив с условием специального закрытого хранения 67 документов, связанных с романом «Жизнь и судьба» и его публикацией. В это время уже шли переговоры с Ольгой Михайловной Губер, вдовой писателя. Впоследствии она дважды пополняла личный фонд В.С. Гроссмана. Но все, что там собиралось, находилось до конца 1980-х годов на специальном хранении, и не было доступно исследователям. В 1991 г. Е.В. Заболоцкая передала 210 документов В.С. Гроссмана – его письма и записки к отцу С.О. Гроссману. И, наконец, два года назад произошло крупное поступление документов из архива ФСБ.

Начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России Василий Христофоров, оказавший содействие в передаче РГАЛИ арестованных при жизни писателя рукописей романа «Жизнь и судьба», рассказал о составе переданных документов. Это оригиналы рукописи, черновики и наброски, а также несколько машинописных копий романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» – общим объемом более десяти тысяч листов. Василий Христофоров сделал акцент на причинах ареста романа: КГБ изъяло рукописи по поручению ЦК КПСС. Он подчеркнул, что передача этих уникальных материалов в РГАЛИ сделало их доступными исследователям, а значит, теперь есть возможность сопоставить варианты романа и, наконец, рассказать о том, как он создавался.

Историю ареста романа в этот вечер проанализировал литературовед Давид Фельдман. Он согласился с тем, что вопросы текстологии романа до этого даже и не ставились. В своём выступлении он также отметил, что передача рукописей романа в РГАЛИ – это «необыкновенное событие, которое по культурному значению не с чем сравнить». Исследователь рассказал, что арест романа был придуман именно в ЦК КПСС. «Гроссман был более искушенным писателем, чем Пастернак, поэтому он готовился к аресту, но …не ожидал, что столкнётся с более сильным противником», – заключил он.

Особую теплоту вечеру придало выступление внучки Василия Гроссмана – Елены Кожичкиной-Губер. Она поделилась своими детскими воспоминаниями о бабушке и дедушке: «Они были очень разные – их соединяло что-то иррациональное, но было и немало общих житейских увлечений. Оба были гостеприимны, часто смеялись, шутили. Дедушка нередко рассказывал анекдоты. Вместе собирали коллекцию минералов и делились находками после поездок в Коктебель».

Главным событием вечера стал показ документального фильма Елены Якович «Василий Гроссман. "Я понял, что я умер"» (2013 г.). «Этот фильм задумывался именно как фильм о романе Василия Гроссмана», – отметила она. В фильме впервые были представлены документы из «Особой папки», все эти годы хранившейся под грифом «Совершенно секретно», и эксклюзивная съемка передачи арестованной рукописи «Жизни и судьбы» из архивов ФСБ в РГАЛИ. В ленте запечатлена последняя прижизненная съёмка Инны Лиснянской, одна из последних – Бенедикта Сарнова. Оба они не увидели фильма.

Единицы хранения

Документы